Вчера познакомился с девушкой на ходынском поле

Француз и русская аристократка Надежда Нарышкина

на студенческой демонстрации в память о событиях на Ходынском поле. Жил в Усть-Сысольске, затем в Вологде, где познакомился с ссыльными А. опубликованное произведение — «Плач девушки перед замужеством». Сегодня ночью мне приснился спектакль театра Пластической драмы, который я видел, что на Ходынском поле» - это подтверждает топонимику. .. Я познакомился с девушками, которые приехали из Питера и. За три недели до Дня Победы армия репетирует парад на Ходынском поле. В сторону Ходынки идут непрерывным потоком транспорт с солдатами и На Ходынке вчера чеканили шаг более курсантов и .. будет объявлен траур, а также рассказал, как познакомился с Захарченко.

Фильм начинается со сцены коронации, которая происходила, как было написано в титрах, в году. Исторически это правильно - коронация Николая II действительно состоялась в Однако создатели фильма явно противоречили сами. Но об этом - уже ниже. Сразу после первой сцены действие переносится в Санкт-Петербург на 6 лет ранее. Директор Императорских театров Иван Карлович просматривает в труппу новых балерин. Особое внимание вызывает заслуженная прима балета - итальянка Пьерина Леньяни, однако директор отдает предпочтение именно Матильде Кшесинской.

И в этом первое грубое несоответствие: Пьерина Леньяни приехала в Россию в году, поэтому в она никак не могла выступать на российской сцене. Тем более - с чего бы приме с мировым именем вдруг проходить отбор в труппу новых балерин? Затем действие происходит на сцене Мариинского театра.

Леньяни, завидуя Кшесинской, развязывает тесьму на её бальном платье, отчего выпадает грудь Матильды, которую видят все и особенно цесаревич, после чего он проникается к балерине симпатией. Тоже возникает вопрос - с чего бы это мировой приме завидовать юной балерине, которая только-только начинает свою карьеру? Тоже как-то непонятно и неправдоподобно. Далее действие происходит в году в поезде, который потерпел крушение.

Причиной крушения стала застрявшая повозка крестьянина. Не буду заостряться на том, что крушение поезда на самом деле было гораздо раньше, и причина была совсем другая.

В принципе, поезд мог потерпеть крушение из-за экстренного торможения. Однако и тут возникают вопросы. Во-первых, почему император Александр III припомнил сыну ту балерину спустя аж 3 года? Мне слабо верится, что всё это время они ни разу не пересекались.

Во-вторых, непонятно, как Николай познакомился с Аликс. Нет, конечно, ответ на этот вопрос известен. Но, поскольку сюжет фильма отличается от реальных исторических событий, то в этом случае вопрос остаётся открытым. После крушения поезда здоровье Александра III ослабло, после чего он умирает.

В фильме он умер в Зимнем дворце, хотя в реальности он умер в Крыму. Но ладно, оставим этот вопрос. В фильме прямо говорится, что это произошло вскоре после крушения поезда, поэтому вроде как создатели не особо отрицают, что это произошло в году. Сразу после смерти императора мать Николая Мария Фёдоровна начинает торопить его со скорейшей коронацией и помолвкой с Аликс. Траур по государю отменили и сразу же начали готовиться к коронации, что для Российской империи было просто немыслимо само по.

Но опять-таки, в фильме показано, что коронация готовилась оперативными темпами. И судя по всему, произошла она почти сразу после смерти отца Николая. Но ведь создатели фильма в самом начале указали год. Хотя у зрителя может сложиться впечатление, что она была в Несколько вопросов вызывает и сама процедура коронации.

Известно, что она проходила в Успенском соборе. Но Николай, узнав о массовой давке на Ходынском поле, немедленно прибыл на место трагедии. Из соседних областей приезжали люди слушать их пение. Старшая, Анисия, занималась еще тем, что украшала иконы для верующих.

Вырезала из цветной фольги красивые узоры и крепила их под стеклом в киоте.

Журнальный зал

Средняя, Матрона, больше занималась огородом. В одиночку выкапывала картошку и складывала в погреб. Картошка у нее всегда вырастала крупная и чистая, тогда как у соседей зачастую была мелкая и гнилая. У младшей, Агафии, тоже было свое занятие. Она катала для храма свечи из воска, который ей приносили верующие. Кроме того, сестры стегали одеяла, пряли шерсть и вязали теплые вещи.

Одеяла и вязанки они потом раздавали людям и рассылали по обителям. Дом их всегда был полон гостей. Они принимали странников, нищих, калек, всяких убогих, обиженных жизнью. Сестры кормили их, давали приют. Часто ходил к ним блаженный Коля по прозвищу Барон. Как-то давно, когда строили церковь, он упал с колокольни, но нисколько не повредился. После этого перестал есть мясо и сделался подвижником. Ходил по святым местам, посещал монастыри.

Маленький, сухонький, всегда босиком, в длинной белой рубашке. Еще гостила у сестер Маша, у которой была гармошка с колокольчиками. С тех пор, как у нее умерли все родные, она ходила по поселку, играла на гармошке и пела. Над ней смеялись, гнали ее, даже нередко били, а сестры ее утешали: Одно время в поселке стояла воинская часть, и к сестрам то и дело ходили военные. Выпьет Чебыкин где-нибудь в поселке вина, в часть возвращаться не хочется, он тогда — к сестрам.

С ним приходил часто другой офицер — Федот Кислый, который лечился от какой-то внутренней болезни. Бывает, что ниспосланная Богом болезнь становится ограждением от ббольших грехов. Надо терпеливо сносить недуг, и исцеление само придет.

У лейтенанта Кислого все лицо было в гноящихся язвах. Анисия ему и говорит: Кислый сначала смеялся, а потом так и сделал. И лицо у него сразу очистилось. Однажды пришел еще один офицер из части — капитан Вершин.

Вершин очень переживал, что у него повыпадали почти все волосы. Не старый еще, а совсем лысый. Сестры тогда помазали ему голову елеем из храма, и волосы у капитана снова стали расти. Вершин потом часто приходил к сестрам, приносил им продукты. А через какое-то время, когда воинская часть ушла, сестры узнали, что все их знакомые офицеры — Чебыкин, Кислый, Вершин — погибли где-то в Чечне.

Взорвалась машина, на которой они ехали. Вечерами, когда он приходил из школы, он часто дразнил. Доставал книгу и тоненьким, писклявым голоском декламировал из пьесы Чехова: Страдания наши перейдут в радость для тех, кто будет жить после нас Счастье и мир настанут на земле И помянут добрым словом тех, кто живет теперь Музыка играет так весело, так радостно Еще немного, и мы узнаем, зачем мы живем, зачем страдаем!

Кто-нибудь из сестер ему отвечал: Нас в какую сторону ни поверни — мы всё одинаковые. Пониже согнешься — чего-нибудь дождешься А где радость и счастье? Младшая, баба Ганя, ему отвечала: Потом, когда школу в поселке закрыли, Андрюша уехал в Москву. Там он познакомился с девушкой по имени Полина.

Они уже совсем было решили пожениться, договорились о свадьбе, как Полина скоропостижно скончалась. Андрюша долго не мог прийти в. Когда он приезжал к сестрам, он все плакал и рассказывал, какая Поля была необыкновенная женщина. Он начал писать о ней книгу и присылал сестрам исписанные страницы.

У старушек уже накопилась целая папка Андрюшиных бумаг. Читать они их не читали, но хранили добросовестно. Старушки все время молились за своего брата и продолжали жить своей жизнью. К ним по-прежнему с утра до ночи шли люди. У кого болезнь, у кого пропажа, кому жениха или невесту выбрать — все со своими скорбями к. Однажды Кулагина Анфиса просила сестер помолиться за своего сына, чтобы бросил курить. Ведь ребенок совсем еще Сестры ничего сразу ей не сказали, но через несколько дней у сына Кулагиной появился на губе большой прыщ.

Мальчик долго не мог курить — губа сильно болела, а потом и вовсе оставил папиросы. Как-то в поселке проездом был архимандрит Кирилл, который уже давно слышал о сестрах. Он предложил им идти в монастырь, принять постриг. Но сестры отказались, сказали, что у них другой путь. А местный батюшка отец Владимир потом говорил, что жизнь сестер выше монашеского подвига и сами они выше схимников.

И вот как-то раз читали они акафист перед этой иконой и вдруг видят — по краям киота стекает маслянистая жидкость янтарного цвета: И благоухание в комнате такое, что не передать. Матрона обтерла икону платком, а на нем масляные пятна остались. На другое утро сестры отнесли икону в храм. Отец Владимир отслужил перед ней молебен, икона снова стала мироточить. Батюшка приложился тогда к образу и говорит: Кристина тогда же ходила в храм смотреть на чудо. Она и впрямь видела, что по краям киота ручейки стекают.

И тянутся они не прямо сверху вниз, а сворачивают к центру, к образу царскому. Народу в церкви полно. Служительница, стоящая возле мироточивой иконы, протянула Кристине розу и сказала: Кристина принесла розу домой и поставила в вазочку перед иконой Божией Матери.

Баба Шура даже прослезилась: А Кристина и впрямь была как сирота. Отца своего она не знала, мать ей никогда о нем не говорила. Она была пианисткой, Кристина ее толком и не видела.

Все время разъезды с концертами, гастроли А когда мать бывала дома, у них всегда гости после выступления. Мать перед ними в нарядном платье как именинница. Все хвалят ее игру, поздравляют. Она показывает гостям свои руки. Запястный сустав должен быть гибким. Движение в руке делается в запястном суставе. Мужчины рассматривают ее руки, восторгаются, даже аплодируют.

Сознайтесь, здесь какая-то тайна. Мать только кокетливо пожимает плечами: Уж так и быть, я вам сознаюсь. Мне всякий раз является во всем своем обличье тот композитор, которого я собираюсь исполнять. Ставит мне руки на клавиатуру и показывает, как надо играть его произведение. Кристина смотрит на свою мать — какая она красивая, веселая. В парике, с пышным бантом у горла.

Замена восходящей сексты нисходящей терцией. Гости только ахали и удивлялись: Это что же — дух великого Баха или его призрак? Да и не только он.

Аты-баты, шли парады

Многие другие тоже являются. И мать рассказывает, как дал ей бесценные указания Моцарт по поводу исполнения его сонаты. Другой раз мать рассказывала, как у нее в гостях был Шопен.

Он тоже научил ее некоторым приемам. Например — необычайная тонкость тушбе при ограниченном звуковом потоке. Разные степени длительности стаккато и нон легато. Кристина тогда была еще совсем маленькая и никак не могла понять, как все-таки могли живьем являться давно умершие люди. А потом мать и вовсе не вернулась из гастрольной поездки. Осталась где-то жить с директором филармонии. А между тем волнения в поселке вокруг мироточивой иконы у сестер Прохоровых не утихали.

По дворам ходил Спиридон Попрядухин и всем рассказывал, что он вылечился перед этой самой иконой от пьянства.

И в самом деле, в поселке все хорошо знали про запои Спиридона, а тут, в какой дом он ни зайдет, предлагают ему угоститься рюмочкой, а Спиридон ни в какую. Даже глядеть на вино не хочет. Или другой еще случай. Извёсткина, соседка бабы Шуры, приходит в гости, а у нее на подбородке большой чирей. Говорит, торговка какая-то на рынке обругала ее, и сразу чирей вскочил. Через день приходит снова Извёсткина, подбородок у нее чистый.

А это батюшка отец Владимир помазал ей лицо тряпочкой со следами мира от иконы, и чирей пропал. И благоухание от Извёсткиной теперь сильное идет. Извёсткина так и сказала: Два Николая молятся за нас и помогают. Спиридон Попрядухин вторит ей: Он нас всех простил! Потому как каждый из нас его подданный.

Тогда же было еще одно знамение. Икону Царя Мученика в храме поставили рядом с иконой, на которой изображена вся Царская Семья. И вот от иконы Царской Семьи стал исходить чудесный запах. А на лице Царицы появились крупные слезы. Плакала Государыня два дня подряд. Кристина водила бабу Шуру в храм смотреть иконы. У бабы Шуры отекшие, больные ноги, она не могла вставать на колени в церкви.

А тут вдруг она легко и просто опустилась на колени, потом и поднялась сама без посторонней помощи. И вот тогда же, в августе, было решено идти с этими иконами крестным ходом в Кострому в Ипатьевский монастырь, чтобы успеть к празднику Обретения Феодоровской иконы Божией Матери. Известно, что этой иконой инокиня Марфа благословила на царство первого Романова — своего семнадцатилетнего сына Михаила. Народу в день выхода собралось много, человек около ста.

Были также из соседних деревень: Блаженная Груша на костылях, хотя ноги у нее здоровые Она всегда привязывала к своему телу мешочки с солью, которые причиняли ей боль и неудобства. Приехал даже Андрюша Прохоров из Москвы. Он как увидел Кристину — идет к ней вместе с сестрами.

Протягивает Кристине толстую папку. Как будет время, почитай. А Коля Барон ходил в толпе и говорил: Я виновен в убийстве Царской Семьи!

Мой штык добивал их! Кровь Государя на мне! Господи, прости меня, окаянного! Не ведал, что творил! Православные, помолитесь обо мне! Ты по возрасту не мог быть там! Это же когда было!

Через год после революции! Коля Барон только кивал головой: Но я нарушил клятву, данную русскими людьми на Великом Земском Соборе, — служить верой и правдою роду Романовых. Ведь это я говорил повсюду, что Царь — угнетатель и враг трудового народа! Ведь это я называл Государя кровавым убийцей! Считал героями бандитов, убивших Царскую Семью! Колю Барона с трудом успокоили. А в полдень после Божественной Литургии двинулись в путь. Во главе шествия отец Владимир с крестом. Дальше мироточивый образ Царя Мученика и икону Царской Семьи.

Впереди ехала машина, которая оповещала встречный транспорт о шествии. За ней походная кухня, а позади всех грузовик с сумками и вещами участников крестного хода. Шли с пением молитв. В первый же вечер, когда пришли в деревню Вичуга, отслужили молебен перед домом культуры, где раньше был господский дом. Народу много, все обнимались и целовались, как на Пасху. После трапезы участников крестного хода разместили на ночлег в доме культуры.

Кристина нашла себе каморку в подвале и устроилась. Среди ночи просыпается она и вдруг видит в темноте какую-то фигуру. Свет на нее падает из окошка под потолком. Монашеская ряса, в руках крест. Кристина почему-то не испугалась, а ночной гость говорит: Вроде как святые и есть! А ведь они простые люди, такие же, как. Я как раз был там на кладбище во время коронации Государя. Кристина сразу вспомнила свою мать, как ей тоже являлись люди из давних времен.

Это на Ходынском поле катастрофа. А все по жадности людской! Кинулись за царскими подарками! А что там дарили-то? Толпа огромная собралась с ночи. А там на поле ямы, рвы. Вот и подавили друг друга, как за подарками кинулись. Кристина смотрит на силуэт и все равно не может понять: Но архиерей распорядился принимать. Которые покойники без гробов были, тех так и складывали возле забора. А которые в гробах, тех вдоль дорожек ставили в два ряда.

Гробы мы не закрывали. Чтобы люди, значит, могли своих отыскать. Они как найдут родного, голосить принимаются. А трупы все страшные. Пригнали чухонцев, человек двести. Стали они ров рыть. Ну, часть покойников родные забирали, других хоронили тут же на Ваганькове. Гробы укладывали в ров один к другому. Потом зарывали и ставили кресты.

Не по вине Государя кровь, а по нашей жадности! Николай Александрович сильно переживал случившееся. Они с Александрой Федоровной были на панихиде в церкви. Потом обходили раненых в Старо-Екатерининской больнице. А ему отвечали — всем довольны. Ни один не обратился ни с какой просьбой.

Многие даже просили прощения у Царя за то, что испортили такой праздник. А Николай Александрович никого не винил. Распорядился выдать по тысяче рублей на каждую семью пострадавших из своих личных средств. Учредил особый приют для осиротевших детей. Все расходы на похороны принял на свой счет.

Вот я и говорю: Такой же человек, как и. А здесь чуднбо — икону его несут. Кристина так заслушалась батюшку, что не заметила, как он пропал. Утром проснулась она, лежит и думает: А как отслужили утреню, праздничный молебен Царю Мученику, двинулись. Наталья Путятинская, которая шла рядом с Кристиной, говорит ей: И вот ночью снится мне сон. Будто я в большом зале. За круглым столом сидит наш Царь Николай Александрович. А я стою в стороне, не решаюсь подойти.

Вдруг Царь поворачивается ко мне и пристально так на меня смотрит. Голос тихий такой, ласковый. Я стала слезно жаловаться, что ноги болят.

Я НАШЁЛ ДЕВУШКУ АИДА! КАК ОНИ ПОЗНАКОМИЛИСЬ? ИНТЕРВЬЮ С ДАШЕЙ!

Царь тогда написал что-то на бумаге и протягивает записку подошедшему к нему офицеру: А утром встала я как ни в чем не бывало. Вечером думала, что дальше идти не смогу, а тут никаких следов болезни. Когда подходили к селу Макарихе, навстречу к ним люди вышли. Опустились на колени цепочкой друг за другом посреди дороги. Над их головами пронесли чудотворный образ Государя, а они просят отслужить молебен о даровании дождя. Уже который день, говорят, у них засуха.

Ну, молебен отслужили, пошли. Не успели еще отойти от Макарихи, как хлынул ливень. Нитки сухой ни на ком не оставил. Отец Владимир утешает людей: К вечеру пришли в село Жеребчиха. Народу много собралось возле храма. Сельчанам тоже раздавали еду. Приходили дети, старики, женщины с кастрюлями. Им накладывали гречневую кашу с подливой и зеленым горошком, давали хлеб, чай. На ночь всех участников крестного хода прихожане разобрали по домам.

Кристина оказалась в доме у одинокой женщины. Хозяйка постелила ей в углу на сундуке. А ночью Кристина чувствует — на сундуке рядом с ней кто-то сидит. Она думала — опять батюшка с Ваганьковского кладбища. Когда война началась, императрица и две старшие княжны окончили курсы сестер милосердия. Потом они у нас в госпитале работали.

Ведь как обычные люди. Ольге тогда было девятнадцать, Татьяне — семнадцать. Я их каждый день видела. Мы приезжали к девяти утра. В операционную уже везли раненых. Вид у них ужасный. Я и сейчас забыть не могу. Вместо одежды — окровавленные лохмотья. С ног до головы покрыты грязью. Многие кричали от невыносимой боли. Смотришь на него и не знаешь — жив ли он? Надо было стащить с каждого завшивленное тряпье, вымыть. Младшие княжны, Мария и Анастасия, в этом не участвовали.

Они шили белье для солдат, как простые портнихи. Готовили бинты и корпию. А Государыня присутствовала при всех операциях. Императрица Всея Руси, как самая рядовая сестра, подавала стерилизованные инструменты, вату, бинты. Принимала из рук хирурга ампутированные конечности. А вот теперь она на иконе!

Дивны дела Твои, Господи! Сестра милосердия еще долго что-то рассказывала, а потом Кристина уснула. Утром хозяйка дома стала поить ее чаем, сама рассказывает: Муж у меня неверующий, непутевый.

Из дома ушел, жил неизвестно. А потом мне посоветовали съездить к вам в поселок к сестрам Прохоровым. У них тогда икона была Царя Мученика. Покаялась я перед ней в греховном, горделивом отношении к своему мужу. И с сокрушенным сердцем помолилась Государю о. И вот, не успела я вернуться, письмо от. Пишет, что сердце у него изболелось по дому. Писать раньше не решался. И вот наконец решился. А все по молитвам нашего Государя.

Он ведь таким замечательным супругом. Такая семья у них прекрасная. Кристина вспомнила свою семью, свой дом и подумала: Она снимает со шкафа и показывает Кристине большую коробку с распечатанными конвертами. Я все жду. Кристина поблагодарила хозяйку за чай и пошла к. После молебна, как обычно, двинулись в путь. День был жаркий, шли под палящими лучами солнца. Кристина шла сразу за отцом Владимиром и видела, что подрясник его весь пропитался пботом и побелел от соли.

Соль выступала на плечах, на воротнике. Лица у всех красные, обожженные. Когда на привале разувались, у многих на ступнях волдыри, кожа потрескалась и лопалась. Кристина тоже растерла ноги до крови, пальцы распухли. Ей помазали ступни святым маслом, боль стихла. Вечером попалась на пути пустая, брошенная деревня. Стоят крепкие, добротные дома, в которых никого. Люди ушли, вокруг запустение. На ночь решили остаться. Кристина со своей спутницей Дуней выбрали просторный рубленый дом. Прибрались они немного, как смогли, и устроились на полу.

Кристина легла в стороне от Дуни, возле двери. Она все ждала, что к ней непременно явится кто-то — медсестра из госпиталя или батюшка с кладбища.

Но явился среди ночи совсем неожиданный гость — стройный молодой красавец в форме морского офицера. Кристина поднялась с пола и подошла к окну, за которым стояла яркая луна. Офицер оглядел ее с ног до головы.

Ольга, самая старшая, ей восемнадцатый год шел. Белокурые волосы, большие голубые глаза и дивный цвет лица. Татьяна худенькая, высокая, вся в мать. Редко шалила и всегда останавливала сестер. Они ее прозвали гувернанткой. Волосы темные, глаза серые. На мой взгляд, самая красивая из сестер. Мария тоже была бы красавицей, губы только у нее толстоваты.

Она вообще была пухленькая. Младшая, Анастасия, самая резвая, всегда шалила. Однажды на яхте был торжественный обед, масса приглашенных. Анастасия забралась под стол и ползала там, как собачка. Ущипнет кого-нибудь за ногу, а тот не смеет что-либо сказать в присутствии Государя. Наконец отец вытащил ее за волосы и наказал.